Что перемешали в ковидном бульоне?
Блог учредителя
Показать картинку
20 окт. 2021 г.

Что перемешали в ковидном бульоне?

В глубине души все ждут, что жизнь вернется в состояние «2019» - «Эх! Чего мы тогда жаловались?! Вернитесь, старые, добрые времена!» Мы ждем, но умом понимаем, что не будет возврата. Пандемия переболтала бульон нашей и общемировой судьбы. Когда осядет взвесь - увидим нечто новое, неизведанное. По приходящим сигналам пытаемся дать прогноз на будущее нашей печатной отрасли.

После провала с загрузкой во втором квартале прошлого года, заказы вернулись. Пандемический кризис «2020» не первый и не последний в бизнес-жизни. Уже есть опыт. Бывало нормализация приходила вместе с отложенным спросом, и полиграфисты замазывали финансовые раны жирными прибылями. Но чаще нормализация приходила одна - кризисы сглатывали и накопленные жиры, и несостоявшиеся заказы.

Ура – спасибо, Вселенная, за подарок - кризис «2020» из второго ряда: заказчики толпой побежали в типографии. Во многих печатных домах «большой сезон» начался в сентябре. Уже и позабылись такие тучные времена. Да и лето было неплохое. Наша отрасль, как я по-прежнему считаю, является индикатором макроситуации в стране. Значит, экономика России восстанавливается. Это хорошо!

Но перемешивание бульона не прошло бесследно - появились первые любопытные нюансы. Возник слой работников, ушедших на дистанционную работу и не вернувшихся оттуда, выросли надежды на искусственный интеллект, возник спрос на безопасность общения. Но это милые мелочи. Можно расслабиться? Вот то-то и оно, что нет. Телом ощущается – грядет нечто диковенное. При ближайшем рассмотрении спрос пришел под руку не с нормализацией, а с какой-то многоголовой гидрой, имя которой «неизвестность». Чуть ли не впервые при капитализме произошел казус - спрос превысил предложение. Рухнул баланс в мировой торговле - нарушились цепочки поставок. Сначала дефицит каких-то там чипов, производящихся в Азии, увеличивает сроки изготовления автомобилей в Европе на полгода. Морские контейнеры отправляются из Шанхая в Роттердам, а обратно их не везут – дешевле изготовить новые. Долги мировой экономики растут быстрее, чем грибы в осеннем лесу. Вместе с логистическим кризисом налетел энергетический – по всему миру не хватает газа и, кто бы мог подумать, угля (!). Экономия на электроэнергии прикрыло китайские заводы, производящие магний. Дефицит магния останавливает промышленное производство в Европе. Бред какой-то! Когда спрос превышает предложение – взлетают цены. Особенно на стройматериалы. В западную экономику возвращается такое понятие, как инфляция. Процесс «бедные беднеют, а богатые богатеют» набирает обороты.

Нашу отрасль этот бред тоже зацепил - на порядок выросшая цена фрахта из Азии привела к скачку цен на бумагу, краску и прочие расходники. Да ладно цена, поставщики сбили ноги в поисках самого сырья.

Нас, русских бизнесменов, инфляцией или безбашенным ростом спроса не напугать, но респектабельный западный капитализм отвык. Начались закрываться концерны с долгой историей успеха.

Есть такая фобия – я его называю «погасшая звезда». Полиграфисты где-то в глубине боятся, как бы не случилось худшее: обвалится спрос на бумажные носители информации. Заказчики вдруг осознают, что бумажная листовка – это дорого, медленно, не эффективно. Перемешивание экономического бульона может спровоцировать этот обвал: здравый смысл шепчет, что в периоды нестабильности людям не до книг – есть более насущные траты. Некоторые эксперты полагают, что «звезда Гутенберга» уже потухла: просто ее свет еще летит до Земли не мгновенно, поэтому мы не в курсе гибели светила. Я оппонирую этим экспертам, доказываю обратное, но фобия все же остается.

Но пока, слава Вселенной, «звезда» греет. Как мне кажется, здесь не только реальная потребность в печатной продукции, но и психологическая: людям хочется вернуть жизнь «2019» – заказывать книги, рекламу, визитки как в старые годы. А уж картонную упаковку – тем более. И это хорошо!

Удивляет, как российская экономика настолько синхронизировалась с западной - экономические болячки переносятся мгновенно. Ну ладно – инфляция: подскочила цена на строительные материалы в Европе – и наши производители повезли туда свой товар, а в России подняли цены до европейских. Понятно. Ну, волатильность, логистические тромбы, несуразный рост фондового рынка. Это тоже можно объяснить. Но каким образом синхронизировались процессы на рынке труда? У них слив низкоплачиваемого работника объясним: раздавали «вертолетные» деньги – теперь никого на работу «пять долларов в час» не выгонишь. А мы то тут причем?

Вот это первый серьезный нежданчик. Директора типографий по всей Руси воют от отсутствия кадров. Баланс спрос/предложение развалился и на рынке труда. Да, есть сокращение числа мигрантов, но не они составляли костяк предприятий. Долгие годы молодежь игнорировала работу в отрасли, но этот отток медленный. Почему резко обвалился трудовой ресурс?!

Мне показалось, что в прошлом году ушла на пенсию и не вернулась старая гвардия – переплетчицы, постпечатники советской закваски. Встретил свою бывшую работницу, поговорил с ней и получил такой ответ.

  • Как дела? – спрашиваю.
  • А я уже не работаю в типографии, - отвечает она, - В мае прошлого года сократили.
  • Так теперь нехватка рук. Почему обратно на работу не идете?
  • А я уже привыкла дома, по хозяйству. Хорошо на пенсии. Не хочется возвращаться. Лучше жить скромно, но не рвать жилы по двенадцать часов на производстве.
  • Обиделись что ли, что вас высадили домой?
  • Немного и это.

А старая гвардия понимала такие понятия как «надо», могла работать сверхурочно, потому что «если не я, то кто же». Она работала за себя и того парня. Без нее выпало не одна рабочая единица, а сразу полторы. Молодежь не замещает выбывших ветеранов. И даже дело не в зарплатах. Не престижно, не перспективно, нет компьютеров и модных фишек. Неужели вернется «рынок работника», каким он был до кризиса «2008»?

Давно мы не видели такой композиции – работы больше, чем типографии могут перелопатить. Узким горлышком стала послепечатка. Это новая реальность. Переманивать персонал у конкурентов большими зарплатами? Не без этого, но переплетчицы – народ консервативный, получается не сразу. А впереди «сезон», спрос еще увеличится. Тут как бы не растерять те кадры, которые есть.

Раньше я бы посчитал, что самый перспективный для директора путь – вернуть «человеческий» стиль, ориентацию на командную работу. То есть удерживать и привлекать работников сильным эмоциональным интеллектом: внимательно слушать, признавать свои ошибки, ценить преданность, искренне общаться и заботиться о подчиненных. Свой стиль поменять сложно, но корректировать реально.

Но дуют новые ветры – старые приемы могут не сработать. В интернете летает видеоролик, где одна питерская типография внедрила у себя робота на вырубном тигеле. Можно бесконечно смотреть на огонь, текущую воду и то, как работают люди. Есть исключение - труд вырубщика. Без страха и боли в груди нельзя наблюдать, как рабочий одной рукой кладет печатный лист в тигель, а другой вытаскивает. А в промежутке плиты с диким усилием «бабах» давят картонный лист. Кажется, что стоит чуть неудачно дернуться и эта многотонная сила с хрустом расплющит одну из рук. Так тот видеоролик тем и завораживает: на движения «железной руки» можно бесконечно смотреть. Четко взяла с паллеты печатный лист, подала на стол, спозиционировала, подождала пока тигель сделает свой «бабах», забрала лист, положила на паллету, подала другой лист. И так без обедов и перекуров, без опасности травмы, без оглядки на рынок труда, молча. Вот, может, это и есть следствие перемешанного бульона? Сделают предприятия прорыв в роботизацию. А заодно и в специализацию.

Эксперты говорят, что «мировой экономический бульон» будет перемешиваться еще полтора-два года пока спрос и предложение не сбалансируются. Вот если бы сохранился и спрос на полиграфию. Наблюдаем за новыми ветрами.